Вы здесь

Главная

Влияние источника углерода на устойчивость актинобактерий к солям тяжелых металлов

ID_Статьи: 
44.00

В настоящее время повышенный интерес исследователей привлекают алканотрофные актинобактерии, обладающие широкими метаболическими возможностями, способные окислять природные и антропогенные углеводороды и использовать данные соединения в качестве субстратов для биосинтеза промышленно-ценных метаболитов. Усвоение углеводородных субстратов сопровождается существенной перестройкой морфологической и антигенной структуры актинобактерии, способствует появлению новых физиологических свойств и формированию устойчивости клеток к неблагоприятным воздействиям внешней среды. Цель исследования - изучение резис­тентности коллекционных штаммов актинобактерии к солям тяжелых металлов в зависимости от состава питательной среды.

Исследовано 64 штамма актинобактерии, принадлежащих к 2 видам рода Gordonia, виду Dietzia maris и 6 видам рода Rhodococcus и поддерживаемых в Уральской профилированной коллекции алканотрофных микроорганизмов ИЭГМ. Сравнивали устойчивость актинобактерии к солям Cd2+, Cr6+, Cu2+, Мо6+, Ni2+, Pb2+, V5+ и Zn2+ при выращивании их в мясопептонном бульоне и жидкой минеральной среде, содержащей 2 об. % я-гексадекана. Для определения резистентности штаммов к солям металлов использовали показатель минимальной ингибирующей концентрации (МИК), определяемый микролуночным методом. Установлено отсутствие корреляции между видовой принадлежностью изученных штаммов и их устойчивостью к тяжелым металлам. Металлы по степени токсичности для актинобактерии распределяются в ряд: Cd2+>Zn2+>Ni2+>Cu2+>Mo6+>Pb2+>Cr6+> V5+. Обнаружено 2-4 кратное увеличение степени устойчивости актинобактерии к солям тяжелых металлов при росте актинобактерии на я-гексадекане по сравнению с таковой культур, выращенных на богатой питательной среде. Отобраны штаммы актинобактерии, проявляющие в условиях углеводородного питания высокую (МИК >20 мМ) устойчивость к солям тяжелых металлов.

 

Костина Л.В.1, Куюкина М.С.2, Ившина И.Б.1,2

1Пермский государственный университет, Пермь (Россия)

2Институт экологии и генетики микроорганизмов УрО РАН, Пермь (Россия)