Вы здесь

Главная

Влияние бактериальной ассоциации Bacillus firmus Е3 и Klebsiella terrigena Е6 на азотфиксацию и денитрификацию в ризосфере

ID_Статьи: 
34.00

Азотфиксаторы при интродукции в ризосферу способны также стимулировать денитрификацию, которая сопровождается потерей доступного азота. Изучали влияние инокуляции азотфиксирующей ассоциацией В. flrmus ЕЗ и К. terrigena Е6 на азотфиксацию и денитрификацию в ризосфере ячменя. Активности определяли газохроматографически. Учитывали следующие факторы: k- показатель состояния микробного сообщества ризосферы; Во- уровень интродукции В. firmus; Ко

- уровень интродукции К. terrigena; L - средняя длина побегов ячменя; K- уровень стабилизации К. terrigena; В - уровень стабилизации В. firmus; D - активность денитрификации; А - активность азотфиксации. Была установлена количественная зависимость данных величин:

А = 0,15 к+ 5,28 Во+ 7,56 Ко+ 3,58 L + 5,63 К - 0,07 D- 11,94 В, и D = 0,18 k + 10,48 Во+ 41,3 8 К0 + 47,24 L - 1,40 А - 9,64 В - 11,83 К

В зависимости от начального уровня инокуляции, нитрогеназная активность варировала от 0,1 до 381,3 С2Н4/кг почвы/ час. Денитрификация изменялась от 2,3 до 3883 N(N20)/Kr почвы/час. Применение чистых культур бактерий снижало активность азотфиксации по сравнению с контролем, но при использовании ассоциации активность заметно увеличивалась. Максимальная денитрификация наблюдалась при инокуляции чистых культур либо при резком преобладании одного из штаммов в ассоциации. В случае «зрелого» почвенного микробного сообщества (k=200) наибольшая денитрификация наблюдалась при внесении клебсиеллы, «молодого» сообщества (k=15) - бациллы, в то время как при использовании ассоциации с соотношением компонентов 1:1 активность не превышала контроль. При ассоциации в «молодое» сообщество нитрогеназная активность была в среднем в 2 раза выше, чем в «старое». Таким образом, оптимальный эффект инокуляции достигался при использовании ассоциации сбалансированного состава, при инокуляции на ранних стадиях сукцессии.

 

Злотников А.К.

Институт биохимии и физиологии микроорганизмов РАН, Пущино (Россия)