Вы здесь

Главная

Роль пириформной коры в процессе эпилептизации височной доли

ID_Статьи: 
11.00

Показанное в ряде исследований значение пириформной коры (PC) в патогенезе височной эпилепсии обуславливает пристальное внимание к ней в свете исследования механизмов, лежащих в основе возникновения и генерали­зации судорожной активности. Между тем, большинство исследователей не принимает во внимание значительную ростро-каудальную протяженность данной структуры. Исходя из того, что электрический киндлинг является наиболее адекватной моделью височной формы эпилепсии, большое теоретическое и практическое значение имеет исследование роли PC в эпилептогенезе с учетом ее рострокаудальной протяженности. Целью настоящей работы было сравнение формирования электрического киндлинга в ростральных (РСа) и каудальных (РСр) отделах пириформной коры. Для достижения поставленной цели с, помощью хронических электродов, вживленных в мозг при помощи стереотаксиса, осуществляли ежедневную подпороговую электрическую стимуляцию РСа и РСр. В течение каждого сеанса стимуляции регистрировали ЭЭГ, которую затем подвергали визуальному и спектральному анализу, а также возникающие поведенческие стадии припадков, которые определяли по пятибалльной шкале Р. Рэйсин (Racine, 1972). Нами показано, что увеличение количества I и II стадий припадка быстрее происходит при стимуляции РСр (достоверное влияние фактора «время») по сравнению с РСа. Однако после начала генерализации ситуация изменяется - количество III стадий растет быстрее и достигает больших значений при стимуляции РСа (факторы «локализация» и «время»). Кроме того, возникновение генерализованных стадий в ходе киндлинга РСа отличается большей устойчивостью. Достоверные рострокаудальные различия в электрической РСа и РСр выявлены только по характеру изменения ОСП 9-ритма в течение процедуры киндлинга (факторы «локализация» и «время»). Обнаружено, что в переднем отделе происходит достоверное увеличение спектральной мощности колебаний в данном диапазоне, что не наблюдается при стимуляции РСр.

 

Бикбаев А.Ф., Карпова А.В.

Башкирский государственный университет, Уфа