Вы здесь

Главная

Роль NO в синаптических функциях

ID_Статьи: 
3.00

Известно, что оксид азота (NO) может модулировать синаптические функции в различных регионах мозга. Влияние NO на нервно-мышечную передачу исследовали на нервно-мышечном препарате кожно-грудинной мышцы лягушки с использованием микроэлектродной установки. Для изучения роли NO в нервно-мышечной передаче применяли следующие вещества в концентрации 100 мкмоль/л: нитропруссид натрия (донор NO), L-аргинин (субстрат для синтеза NO), L-NAME (ингибитор NO-синтазы). Во всех экспериментах N0 угнетал вызванную секрецию медиатора двигательным нервным окончанием, причем степень этого влияния зависела от концентрации Са2+: чем выше концентрация Са2+, тем слабее эффект. Известно, что ответ нервного окончания (НО) лягушки в проксимальном отделе нервной терминали имеет 3-х фазную форму. На основании анализа амплитуды 3-ей фазы ответа нервного НО, которая отражает выходящие калиевые токи, выяснили, что в основе угнетающего секрецию медиатора действия NO лежит подавляющее влияние этого агента на кальций-активируемые калиевые токи и позитивное - на потенциалозависимые калиевые токи двигательного НО. Использование NO при нормальной концентрации Са2+ и блокатора потенциалозависимых калиевых каналов 4-аминопиридина приводилок полному подавлению 3-ей фазы ответа НО, то есть к уменьшению кальций-активируемого калиевого тока. Поскольку кальций-активируемый калиевый ток является естественным ограничителем кальциевого тока, то NO в условиях блокирования потенциалзависимых калиевых каналов удлиняет пресинапти-ческий потенциал действия, увеличивает входящий кальциевый ток и секрецию медиатора. Эксперименты с использованием L-аргинина и L-NAME показали, что в области нервно-мышечного синапса существует собственный механизм для синтеза эндогенного NO. Таким образом, NO, являясь модулятором синаптических функций, оказывает выраженное влияние на секрецию медиатора и электрогенез двигательного НО. Эффекты NO в нервно-мышечном синапсе лягушки зависят от концентрации кальция.

 

Анучин А.А., Халиуллина P.P.

Казанский государственный медицинский университет, Казань