Вы здесь

Главная

Постстрессовые изменения асимметрии мозга у крыс

ID_Статьи: 
7.00

Выраженность постстрессовых иммунных и поведенческих нарушений у животных зависит от индивидуального профиля асимметрии мозга (правшество, левшество). В свою очередь перестройка метаболических процессов приводит к уменьшению или изменению функциональной межполушарной асимметрии.

Цель данного исследования состояла в выявлении изменений межполушар­ной асимметрии у крыс, подвергнутых стрессу, связанному с угрозой жизни, у которых стрессорное воздействие приводило к нарушениям поведения и изменению иммунного статуса.

У крыс (самцы Вистар массой 200-240 г) по методу Дж. Петерсона (1951) в пищедобывательном тесте определяли предпочтения одной из конечностей. Затем крыс подсаживались в клетку с удавом, где они до пожирания двух особей подвергались стрессу, связанному с угрозой жизни,, Повторное тестирование проводили на 2 и 14 сутки после стресса. Контрольные крысы (n = 20) в течение 1,5 мес. не меняли моторную преференцию. У крыс 3-х экспериментальных групп, подвергнутых острому стрессу: группа 1 (n = 15), крысы, в анамнезе матерей которых имелись двигательные нарушения, вызванные односторонней экстерпацией участка сенсомоторной коры; группа 2, крысы, которым ежедневно после стресса вводили внутрибрюшинно физиологический раствор в дозе 0,5 мл (n = 10); группа 3, крысы, которым ежедневно после стресса в/брюшинно вводили антидепрессант амитриптилин в дозе 10 мг/кг (n = 11), выявлены следующие нарушения.

На вторые сутки после стресса у 66-68% крыс экспериментальных групп наблюдалось изменение в предпочтении ведущей лапы. На 14 сутки после стресса в группе 1 эти изменения сохранялись у всех крыс; в группе 2 - уже 75% крыс изменили моторную преференцию, а в группе 3 - антидепрессант снижал число крыс, изменивших ведущую конечность на противоположную до 36% по сравнению с предпочтением до стресса. В отличии от правшей и левшей, у 75% крыс-амбидекстров стресс не вызывал изменений моторной преференции.

 

Белобокова Н.К.. Серякова О.Б., Пшеничная А.Г., Авалиани Т.В.

ГУНИИ экспериментальной медицины РАМН, Санкт-Петербург