Вы здесь

Главная

Отдаленные последствия однократной психической травмы у самок крыс с различной доминантностью полушарий мозга

ID_Статьи: 
106.00

Известно, что эмоциональное напряжение приводит к развитию как нервно-психических расстройств, так и атеросклерозу. Отмечаются особенности реакций на стрессовые воздействия, связанные с полом и типом организации нервной системы. Цель данной работы заключалась в том, чтобы по поведенческим проявлениям и показателям обмена липидов крови характеризовать отставленные последствия однократной психической травмы у самок крыс с различной доминантностью полушарий головного мозга. Доминантность полушарий определяли по моторкой преференции взятия пищи из узкой трубки. Острая психическая травма моделировалась обстоятельствами, при которых группа животных переживала ситуацию гибели одного из партнеров от действий хищника. Оценка особенностей поведения животных до и после стрессирующего воздействия проводилась с помощью следующих методик: «открытое поле», «приподнятый лабиринт», тест Порсолта. В период 3-6 дня после психической травмы у всех животных выявилось достоверное увеличение уровня тревож­ности в тестах «приподнятый лабиринт» и «открытое поле». В «открытом поле» снизился (р < 0,05) уровень исследовательской деятельности. Наиболее сильные нарушения исследовательского поведения наблюдались у правшей, в меньшей степени это поведение изменилось у амбидекстров. У левшей, кроме того, достоверно возрос уровень депрессивности по данным теста Порсолта. На 10 сутки после травмы в плазме крови крыс определяли общий холестерин (ХС), а-холестерин (а-XC), триглицериды (ТГ). Обнаружено возрастание уровня ХС и достоверное увеличение ТГ. Выявлена разница в уровне ТГ в зависимости от фазы астрального цикла.

Таким образом, последствия однократной психической травмы выразились У самок крыс в изменении поведения депрессивноподобного характера, в большей степени проявившегося у левшей, и повышении уровня триглицеридов плазмы крови, степень которого зависела от фазы эстрального цикла.

 

Пшеничная А.Г., Белобокова Н.К., Кусов А.Г., Цикунов С.Г.

ГУ НИИ экспериментальной медицины РАМН, Санкт-Петербург