Вы здесь

Главная

Оценка степени родства у мышей на основе анализа продуктов AP-PCR на матрице геномной ДНК

ID_Статьи: 
23.00

Литературные данные о менделевском типе наследования характера рас­пределения микросателлитных (МКС) блоков в геноме эукариот делают обо­снованными попытки оценки степени родственных отношений на основе срав­нительного анализа индивидуальных ДНК-фингерпринтов. В сообщении описа­ны результаты расчета коэффициента сходства, как показателя степени родства в семейных группах мышей, на основе сравнения наборов продуктов амплифи­кации геномной ДНК отдельных животных (родителей и их потомков) со «слу­чайно выбранным» праймером (AP-PCR). Исследования проведены на мышах линии BALB/с: 40 пар родительских и около 500 потомков F1-поколения. Пре­параты ДНК из ткани кончика хвоста использовали в качестве матрицы в AP-PCR с 20-нуклеотидным праймером (фрагмент последовательности, фланкиру­ющей МКС-блок в районе гена р53 на 11-й хромосоме мыши). После разделения набора продуктов амплификации в 6% ПААГ гели окрашивались азотнокислым серебром и их изображения оцифровывались утилитой WinDig 2.5. Прово­дилось сравнение цифровых рядов для отдельных дорожек на основе определе­ния величин Rf каждой полосы и размера продуктов. Коэффициент сходства считали как D = 2NAB/(NA + NB), где NA и NB — число полос на фингерпринтах каждого из двух сравниваемых животных, a NAB - количество полос с одинако­вой величиной Rf у обоих животных (Larson et al., 1981). Расчеты дают величи­ну D не менее 0,5 для индивидумов первой степени родства и порядка 0,3 - для второй степени родства. Это хорошо согласуется со значениями показателя родства, определенными по фенотипическим признакам с менделевским ти­пом наследования. Хроническое воздействие ионизирующей радиации в дозах до 50 сГр на самцов-родителей индуцирует нестабильность генома потомства F1-поколения (выявляется по повышению уровня МКС-полиморфизма), но не при­водит к достоверным изменениям коэффициента сходства D.

 

Васильева Г.В., Ломаева М.Г., Безлепкина Т.А., Сирота Н.П., Безлепкин В.Г.

Институт теоретической и экспериментальной биофизики РАН, Пущино