Вы здесь

Главная

Исследование механизмов условного рефлекса на отвергание пищи у виноградной улитки

ID_Статьи: 
129.00

Целью данной работы являлось исследование мембранных механизмов обучения при выработке условного рефлекса на отвергание пищи (ПУОР). В качестве условного стимула предъявлялся кусочек огурца, подкрепляющим стимулом служил электрический ток величиной в 1 мА. Рефлекс считался выработанным после того, как улитка либо избегала пищу (10 раз подряд), либо, дотронувшись до нее, проявляла оборонительную реакцию. Условный рефлекс вырабатывался за 30-50 сочетаний условного и безусловного стимулов. Для сравнения была взята группа активного контроля, которая получала такое же число условных и безусловных стимулов в случайном порядке. До и после процедуры обучения проводилось тестирование оборонительных реакций животных в стандартных условиях (на шаре) и на плоской поверхности. После исследования поведения проводилось измерение электрических характеристик командных нейронов оборонительного поведения. Достоверное увеличение обо­ронительных реакций в группе активного контроля было найдено при изме­рении величины втягивания омматофоров в ответ на тактильную стимуляцию средней части ноги и только в тех условиях, в которых производилось подкреп­ление (на шаре), что свидетельствует о выработке обстановочного условного рефлекса. Анализ электрических характеристик показал, что при выработке ПУОР происходит достоверное (р < 0,01) снижение мембранного потенциала с -61,1 ±0,5 мВ (n = 24) у контрольных улиток до -56,8±0,2 мВ (n = 43) у улиток после выработки ПУОР и уменьшение порога генерации потенциалов действия с 20,2±0,3 мВ (n = 24) до 16,6±0,4 мВ (n = 24), соответственно. Результаты, полученные в активном контроле (n = 12), достоверно не отличались от значений электрических характеристик нейронов интактных улиток: потенциал покоя равен -61,2±2,2 мВ, пороговый потенциал 19,7±1,6 мВ. Таким образом, результаты свидетельствуют о повышении возбудимости в командных нейронах оборонительного поведения при формировании ПУОР.

 

Тагирова P.P., Исмаилова А.И.

Казанский физико-технический институт КНЦ РАН, Казань