Вы здесь

Главная

Исследование адаптивной ценности способности к стресс реакции для популяций DROSOPHILA

ID_Статьи: 
58.00

Одним из важнейших элементов, способствующих адаптации организмов к неблагоприятным условиям среды, является стресс-реакция. Однако, при проведении мониторинга природных популяций D. melanogaster по способности развивать стресс-реакцию, было обнаружено, что в них с высокой частотой встречаются особи, неспособные к ее развитию (NR-особи). Изучение репродуктивных характеристик R- и NR-особей в норме и при стрессе показало, что в нормальных условиях преимущество в оставлении потомства имеют первые, тогда как в неблагоприятных условиях, если стрессор достаточно интенсивен, NR-особи погибают, но если его интенсивность невелика, то они, в отличие от R-особей, продолжают оставлять потомство. На основании этих данных была выдвинута гипотеза о том, что сбалансированность популяций по R- и NR-аллелям обеспечивает их адаптацию при существовании популяции в условиях частых стрессирующих воздействий невысокой интенсивности. Целью данной работы является проверка этой гипотезы экспериментальным путем.

Были изучены следующие характеристики приспособленности R и NR линий D. virilis: продолжительность жизни, продолжительность откладки яиц и плодовитость в нормальных условиях и при регулярном тепловом (38ОС) стрессе различной периодичности. Так как в природной популяции имеет место свободное скрещивание, были исследованы характеристики приспособленности F1 гибридов между R и NR линиями. Изучен метаболизм ювенильного гормона (ЮГ), контролирующего, как известно, оогенез Drosophila, у R и NR линий при стрессах различной длительности. Показано, что в нормальных условиях и в условиях сильного стресса приспособленность R-особей выше, чем NR-мух, а в условиях слабого стресса более высокой оказывается приспособленность NR-особей. Обнаружено, что в нормальных условиях приспособленность R/NR гетерозигот значительно выше, чем R и NR гомозигот. Установлена корреляция в реакции системы метаболизма ЮГ и репродуктивной функции на действие стрессора. Таким образом, получено подтверждение тестируемой гипотезы.

 

Карпова Е.К., Грунтенко Н.Е.

Институт цитологии и генетики СО РАН, Новосибирск