Вы здесь

Главная

Антиоксидантные свойства рибонуклеозидов и защита ими ДНК от повреждений активными формами кислорода

ID_Статьи: 
33.00

Впервые возможность антимутагенеза - уменьшения частоты спонтанных и индуцированных мутаций была показана около пятидесяти лет назад под влиянием пуриновых рибонуклеозидов. Однако, молекулярные механизмы их антимутагенного действия до сих пор неясны. Полагают, что главная причина спонтанного мутагенеза - повреждение ДНК при её эндогенном окислении. Известно, что большая часть повреждений ДНК представляет собой модифицированные основания среди которых преобладает 8-оксогуанин (8-ОГ). Целью работы было изучение влияния рибонуклеозидов на образование 8-ОГ в ДНК и исследование их антиоксидантных свойств. Образование 8-ОГ в ДНК определяли в 1мМ фосфатном буфере, рН 6,8 in vitro при действии тепла (40°С и 70°С) и у-излучения (в дозах 1, 2, 5, 10, 15 Гр). Методами твердофазного иммуноферментного анализа с использованием моноклональных антител к 8-ОГ показано, что преимущественно гуанозин, и, в меньшей степени аденозин, снижают продукцию этого повреждения как при действии как тепла, так и гамма радиации. Пиримидиновые нуклеозиды не обладают таким защитным действием. Для исследования антиоксидантных свойств рибонуклеозидов исследовали их влияние на образование перекиси водорода, как наиболее долгоживущей из активных форм кислорода, в фосфатном буфере при действии тепла. Методом усиленной хемилюминесценции в системе люминол-парайодофенол-пероксидаза, показано, что гуанозин дает снижение продукции перекиси водорода под действием тепла на 65%. Близкие величины получены и для инозина, а аденозин уменьшает образование перекиси только на 15%.

Таким образом, пуриновые рибонуклеозиды и, особенно, гуанозин и инозин, обладают ярко выраженным протекторным эффектом к действию активных форм кислорода на ДНК. Полученные результаты позволяют полагать, что антимутагенные свойства пуриновых нуклеозидов обусловлены их антиоксидантными свойствами.

 

Гудков С.В., Штаркман И.М., Масалимов Ж.К., Брусков В.И.

Институт теоретической и экспериментальной биофизики РАН, Пущино (Россия)